О новых критериях оценки российской академической и вузовской медицинской науки

17 Января 2011

Обсуждается новая модель финансирования научных исследований в России, учитывающая библиометрические показатели научной деятельности НИИ, вузов и научных коллективов. Показаны отли­чия российского ландшафта медицинских исследований от других стран. Дана оценка доступности русскоязычного сегмента исследо­ваний в области медицины глобальному медицинскому сообществу. Приведены международные рейтинги научных и образовательных медицинских организаций России. Даны рекомендации по повы­шению доступности и цитируемости российских публикаций, пос­вященных вопросам медицины и здравоохранения.
В конце 2010 г. Министерство экономического развития РФ выложило на официальном сайте проект Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г. "Инновационная Россия-2020". Среди названных в документе количественных показателей находим:

  • доля российских исследователей в общемировом числе публикаций в научных журналах повысится до 5% в 2020 г. (в 2008 г. - 2,48%);
  • средняя цитируемость научных работ российских исследователей повысится до 5 ссылок на статью в 2020 г. (в 2009 г. - 2,4 ссылки на статью);
  • не менее 5 российских вузов войдут в число 200 ведущих мировых университетов, согласно международным рейтингам (в 2009 г. - ни одного);
  • количество патентов, ежегодно регистрируемых российскими физическими и юридическими лицами в патентных ведомствах ЕС, США и Японии, в 2020 г. превысит 2,5-3 тыс. (в 2008 г. - 63);
  • доля средств в структуре доходов российских университетов, получаемых за счет выполнения НИР и НИОКР, достигнет 25%;
  • доля средств на научные исследования, проводимые в вузах, в общем объеме средств, направляемых на научные исследования, увеличится до 30%.
В конце декабря 2010 г. на сайте "Наука и технологии РФ" было размещено интервью с председателем Высшей аттестационной комиссии М.П. Кирпичниковым, в котором он отметил, что "к 2013-2014 гг. от списка ВАК мы вообще откажемся. То, что "списка ВАК" не будет, уже решено. Его место займут публичные базы цитирования. Почему мы не сделали это сразу? Потому что в этих международных базах цитирования из обсуждаемых 2 тысяч российских журналов могли оказаться всего лишь 300-400. Скандал!" (Еникеева А., 2010).
Однако с приведенными цифрами можно поспорить. На самом деле они еще ниже. По данным исследования, опубликованного в январе 2010 г. Thomson Reuters (SCImago, 2007), на долю России приходится лишь 2,6% научных статей, опубликованных в 2004-2008 гг. в журналах, индексируемых крупнейшей в мире сетью Web of Science. Это меньше, чем в Китае (8,4%) и Индии (2,9%), и всего лишь немногим больше, чем в Нидерландах (2,5%). Более того, в России не наблюдается роста числа публикаций с 1981 г., тогда как Индия, Китай и Бразилия переживают бурный рост производства "научной продукции".
Вторая признанная международная библиометрическая система Scopus сегодня обрабатывает не более 12% от всего совокупного публикационного потока научной России. Так в Web of Science на 2010 г. представлено всего 150 российских журналов, в базе Scopus - 249, в Medline (PubMed) - 59, в Chemical Abstracts - 56, в MathSciNet - 32 (Арефьев П.Г., 2010).
В 2008 г. в отчет Национального научного фонда США впервые были включены сведения о количестве самых высокоцитируемых статей ученых разных стран мира. Эта база также включает данные об организациях, в которых работают ученые - авторы наиболее высокоцитируемых публикаций.
По нашим данным, по состоянию на 20.12.2010 в эту базу данных вошла 1021 отечественная высокоцитируемая статья. РАМН за период с 1.01.2000 по 31.10.2010 представлена всего 20 высокоцитируемыми статьями и занимает 1109-й ранг из 4339 самых высокоцитируемых организаций мира.
В 2009 г., когда финансирование гражданского сектора науки достигло 127 млрд руб., Президент поручил правительству, а оно - Министерству образования и науки разработать методику, позволяющую оценить уровень, качество и потенциал каждой научной организации. Исполняя поручение, Минобрнауки России предложило проект методики оценки эффективности научных организаций, позволяющей "одним метром" измерить все научные организации России и составить единую карту их результативности.
В конце августа 2010 г. был издан Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 26.08.2010 № 738н "Об оценке результативности деятельности научных организаций, подведомственных Минздравсоцразвития России, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения". Согласно приказу и в соответствии с правилами оценки результативности деятельности научных организаций, утвержденными постановлением правительства Российской Федерации от 08.04.2009 № 312 "Об оценке результативности деятельности научных организаций, выполняющих научноисследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2009, № 15, ст. 1841), планируется оценка потенциала и эффективности исследований научных организаций, подведомственных Минздравсоцразвития России по следующим основным критериям: публикационная активность и активность создания объектов интеллектуальной собственности.
Таким образом, сегодня мы являемся свидетелями изменения принципов государственного финансирования научных исследований: от равномерного распределения бюджетных средств на НИР и НИОКР государство начало переходить к фокусной, грантовой поддержке наиболее сильных НИИ и научных коллективов. При этом в качестве индикаторов, используемых для категоризации и дифференциации объемов финансирования, стали применяться публикационная активность отдельных НИИ и блок показателей коммерциализации результатов исследований.
С большой долей уверенности можно говорить о том, что применению государственными органами России при распределении федерального ресурса таких показателей, как индексы цитирования, предшествовало изучение международного опыта.
Модель финансирования, в основе которой лежит идея, что научное качество, зарегистрированное главным образом через публикации, должно быть экономически вознаграждено, широко используется в мире.
Целесообразность использования библиометрических показателей в 2003 г. была подтверждена Статистическим институтом ЮНЕСКО, который ввел в качестве параметров измерения научной деятельности следующие библиометрические данные: количество публикаций, их цитируемость, количество поданных патентов (www.uis.unesco.org) (Маркусова В.А., 2009).
В формализованном виде эта идея была положена в основу модели финансирования исследований в Норвегии, разработанной в течение 2002-2004 гг. Университетом г. Осло (Касимова Р.Г., 2002). Решение о создании программы оценки и финансирования образования, в которой ключевая роль будет принадлежать библиометрическим показателям, приняло и правительство Великобритании (Visser M., 2008).
В настоящем исследовании мы попытались выяснить, чем российский ландшафт медицинских исследований отличается от других стран, насколько русскоязычный сегмент исследований в области медицины заметен и доступен глобальному медицинскому сообществу, какие международные рейтинги имеют научные организации России, какие российские периодические издания следует относить к ведущим, и, наконец, что нужно предпринять, чтобы российский публикационный поток, посвященный вопросам медицины и здравоохранения, стал более заметным и значимым.
Современные наукометрические инструменты позволяют аргументированно ответить на все эти вопросы. Так, статистические данные о вкладе в мировую науку стран, организаций и ученых содержит разработанная в начале 1990 гг. на основе SCI специализированная база данных - Essential Science Indicators (ESI).
Библиометрический профиль конкретной страны с хорошей детализацией по дисциплинам позволяет построить сервис Scimago Journal & Country Rank (ScimagoJR), разработанный испанской исследовательской группой Scimago и являющийся специалированной надстройкой над базой научных публикаций Scopus, которая включает информацию о публикациях в 17 124 научных изданиях, покрывающих все предметное поле науки и техники. В состав базы входят и неанглоязычные журналы, в том числе из России. Все журналы разбиты на 27 широких направлений и 313 узких тематических категорий. Каждый журнал может принадлежать более чем к одному направлению и категории. Важное преимущество Scimago JR состоит в том, что все данные выложены в открытом доступе (Стерлигов И., 2010).

Российский ландшафт медицинских исследований

По данным Scimago JR, в общем публикационном потоке РФ работы медицинской тематики составляют лишь 3% и существенно уступают таким дисциплинам, как физика и химия.
В отличие от России в США доля публикаций медицинской тематики самая значительная. Похожая ситуация наблюдается во всех развитых странах, но с некоторыми особенностями. Германия, например, делает ставку не только на медицину, которая лидирует по числу публикаций, но и на компьютерные технологии.
По данным ESI, отечественные публикации по наукам о жизни также сильно отстают по своему влиянию от ведущих стран мира. Если, по данным на 1993-2002 гг., отечественные публикации в целом занимают 15-е место в мире по цитируемости, то публикации по биологии и биохимии находятся на 17-м месте, по клинической медицине - на 37-м, по фармакологии и токсикологии - на 31-м, по иммунологии - на 33-м месте (Маркусова В.А., 2005).

Доступность русскоязычного сегмента исследований в области медицины глобальному медицинскому сообществу

По нашим данным, российские медицинские периодические издания система Web of Science, за редким исключением (8 журналов), практически "не видит". Значительно шире российская медицинская периодика представлена в Scopus (44 наименования журналов обрабатываются в настоящее время, в дополнение к ним имеются архивные выпуски 20 наименований) (Стародубов В.И., 2011). Перечень российских медицинских журналов в Scopus и Web of Science можно найти на сайте журнала "Менеджер здравоохранения" - www.idmz.ru.

Международные рейтинги российских медицинских исследовательских и образовательных научных организаций

Закономерным следствием столь скромного присутствия российских публикаций на медицинскую тематику в международных базах данных являются и крайне низкие рейтинги российских исследовательских и образовательных организаций.
По данным рейтинга научных организаций здравоохранения, опубликованного в отчете SIR за 2010 г., Российская академия медицинских наук занимает 658-е место, в то время как, например, университетский госпиталь Cleveland (США) имеет 358-е место (SCImago, 2007).

Наиболее цитируемые медицинские российские периодические издания

Осознавая слабую представленность в международных базах цитирования российских публикаций и необходимость для государства создать механизм для измерения результатов научной деятельности и отдачи вложений в науку, Министерство образования и науки РФ в 2005 г. выделило ассигнования для создания национальной информационно-аналитической системы РИНЦ (Российский индекс научного цитирования). В октябре 2010 г. ведомством направлены дополнительные 69 млн руб. на усовершенствование созданной системы.

Таблица 1. Ранжирование журналов по медицине и здравоохранению по импакт-фактору РИНЦ (источник - научная электронная библиотека eLIBRARY.RU)

Задачи РИНЦ были определены следующим образом:

  • создать систему статистического анализа деятельности российской науки на основе библиометрических измерений показателей публикационной активности отдельных ученых, научных коллективов, научных журналов, организаций, административных субъектов;
  • разработать эффективную систему навигации в массиве отечественной научной информации через использование всех современных поисковых средств, включая тематический поиск;
  • обеспечить массовый доступ российских пользователей к полным текстам научных публикаций;
  • внедрить систему распределения организационных, финансовых и иных ресурсов для научных и образовательных бюджетных учреждений России;
  • создать базу данных по импакт-факторам российских журналов.
Согласно информации сайта РИНЦ, на ноябрь 2010 г. в этом указателе содержатся сведения об импакт-факторе за 2009 г. о 1160 российских журналах (из 1,5 тыс. российских журналов, отнесенных к категории научных); информация о более чем 2 млн публикаций российских авторов, а также информация о цитировании этих публикаций из более чем 2000 российских журналов; обработано и включено в базу данных 13 506 903 статей.

В табл. 1 приведен список журналов медицинской тематики, входящих сегодня в топ-10 по импакт-фактору РИНЦ. Всего в базе данных найдены 169 медицинских журналов с ИФ РИНЦ.

Низкая публикационная активность медицинских научных и образовательных организаций обусловила их невысокие места и в рейтинге российских научно-исследовательских организаций, который рассчитывается по публикациям организации за последние 5 лет (2005-2009 гг.). В табл. 2 мы приводим рейтинги некоторых из самых известных и авторитетных медицинских научных центров России.

Для изменения ситуации с представленностью российских публикаций в международных и отечественных базах данных публикационная стратегия ученых и научных коллективов должна сводиться к:

  • оперативному опубликованию результатов исследований в отечественных и зарубежных журналах с высоким импакт-фактором;
  • снабжению аннотацией на английском языке своих русскоязычных публикаций;
  • активному цитированию современных достижений зарубежных коллег;
  • сотрудничеству с зарубежными партнерами и подготовке совместных публикаций в международных журналах с высоким импакт-фактором;
  • использованию стандартов перевода на английский язык фамилии автора и названия российского исследовательского или образовательного института;
  • созданию англоязычного сайта организации.

Особо следует остановиться на критериях оценки вузовской науки, в сторону которой так очевидно смещаются приоритеты финансирования. Один из разработчиков инновационной стратегии России, директор по прикладным исследованиям Российской экономической школы, советник министра экономического развития РФ И.И. Федюкин в тексте стратегии вводит понятие "глобально конкурентоспособный преподаватель" как основной вектор трансформации требований к кадрам профессионального образования. "Сегодня основной критерий оценки вузовского профессора в мировой практике - его научные результаты. У этого критерия есть недостатки: он не охватывает все аспекты преподавательской деятельности, зачастую снижает мотивацию профессоров на работу со студентами. Но тем не менее в мире на сегодня этот показатель признан универсальным и достаточно прозрачным. Глобально конкурентоспособный профессор должен проводить исследования международного уровня, т.е. такие, которые будут востребованы (читай - цитироваться) коллегами по всему миру" (Муравьева М., 2011).

Медицинские научные и образовательные организации в рейтинге РИНЦ российских научно-исследовательских организаций

Таблица 2. Медицинские научные и образовательные организации в рейтинге РИНЦ российских научно-исследовательских организаций (всего в рейтинге участвовали 1459 организаций)

Формализацию предлагаемого мы могли наблюдать летом 2010 г., когда во исполнение Постановления Правительства № 220 от 09.04.2010 "О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования" был проведен беспрецедентный по объемам финансирования конкурс: российские вузы получили по 150 млн рублей на привлечение ведущих ученых. Победившие проекты получили до 150 млн рублей на 3 года. За эти деньги приглашенный ведущий ученый должен создать в выбранном вузе жизнеспособную лабораторию высшего уровня и проводить в ней не менее 4 мес в году. При этом решение об отнесении ученого к "ведущим" опять-таки осуществлялось по ряду библиометрических показателей, среди которых: количество статей ученого в научной периодике, индексируемой иностранными и российскими организациями (Web of Science, Scopus, РИНЦ), по направлению исследований; показатели цитируемости 10 лучших публикаций; совокупный импакт-фактор статей за 2005-2009 гг. по состоянию на декабрь 2009 г.; индекс Хирша.

В числе 40 победителей конкурса лишь один медицинский вуз: в Московский государственный медико-стоматологический университет приезжает нобелевский лауреат, биомедик Ф. Мурад из Техаса.

В 2001 г. на сайте www.scientific.ru начал функционировать проект "Кто есть кто в российской науке". Его автор Б.Е. Штерн публиковал ежегодно обновляемые списки наиболее цитируемых российских ученых, используя данные Web of Science. С 2010 г. эта база данных ведется в рамках проекта "Самоорганизующаяся наука в России" с использованием технических средств Корпуса экспертов.
Списки ведутся и пополняются по 2 показателям:

  • полный индекс цитируемости (суммарное цитирование статей автора, начиная с 1986 г. на работы любых лет, по ISI (Web of Science) - не менее 1000);
  • активный индекс (цитирование статей автора, опубликованных за последние 7 лет, - не менее 100).
Списки цитирования прогенерированы:
  • по расположению (по городам РФ, странам вне РФ, институтам в РФ);
  • по областям знания (физика, астрономия, биология, химия, науки о земле, математика).
Этот проект имел разнообразные и долгосрочные последствия:
  • многие российские научные работники впервые узнали о существовании индекса цитирования;
  • некоторые задумались о том, что система профессиональных ценностей может быть выстроена вне степеней и званий;
  • иные усомнились в том, что эта "международная система ценностей" универсальна -
  • наук очень много, и не может быть единых "порогов" для определения высокого цитирования;
  • утверждали также, что система обесценивается из-за слишком активного цитирования заведомо спекулятивных работ.
С 2010 г. совместно с проектом "Кто есть кто в российской науке" началась реализация проекта "Корпус экспертов" с использованием единой постоянно пополняемой базы данных, содержащей информацию о специалистах и экспертах по естественно-научным дисциплинам. Точнее, проект "Корпус экспертов" непосредственно вырос из проекта "Кто есть кто в российской науке", поскольку списки цитируемых российских авторов используются в нем в качестве списков рекомендателей. На примере этих проектов реализуется модель самоорганизации научного сообщества, роль которой для российской науки трудно переоценить. Имена российских ученых в области биомедицины с максимальными индексами цитирования по состоянию на 31.12.2010 можно найти на сайте журнала "Менеджер здравоохранения". Из списка институтов базы данных "Кто есть кто" мы выбрали 87 учреждений, в которых проводятся высокоцитируемые медико-биологические исследования. Несомненное первенство здесь принадлежит институтам РАН (32 института, 284 человека с высоким уровнем цитирования). В списке 9 университетов (79 ученых, из них 64 работают в МГУ им. М.В. Ломоносова).

Список 20 учреждений РАМН, в которых работают 49 ученых с самым высоким уровнем цитирования, находится на сайте www.idmz.ru.

В 2007 г. редакции Российских общефизических журналов инициировали проект создания корпуса экспертов в области физики. В 2008 г. был сформирован первый список экспертов по физике конденсированного состояния, а затем проект распространили на другие разделы физики, астрономию и биологию. В 2010-2011 гг. он развивается в рамках проекта "Самоорганизующаяся наука в России" при поддержке фонда "Династия".

Цель проекта - сформировать корпус независимых экспертов, которые могут привлекаться к оценке проектов и научных результатов государственными и частными фондами и организациями. Более 50 экспертов, идентифицированных по наукометрическим показателям, в 2008-2009 гг. уже были аккредитованы ГК "Российская корпорация нанотехнологий" и Российским фондом фундаментальных исследований.

Основная идея проекта: экспертов должны выбирать сами ученые, напрямую, минуя любые административные инстанции. Пользующиеся доверием коллег эксперты призваны обеспечить проведение квалифицированной научной экспертизы проектов, процедурно прозрачной и не зависящей от конъюнктуры. Последнее условие выполнимо только при наличии адекватных регламентов экспертизы, создание которых является одним из направлений развития проекта.

Корпус экспертов не просто список людей, отобранных по определенной процедуре. Он может стать источником экспертной инициативы, а также формировать взгляд на важнейшие аспекты научной политики, и его будет трудно проигнорировать. Очевидно, что и российское медицинское профессиональное сообщество очень нуждается в формировании такого отраслевого корпуса экспертов.

В настоящее время в России разрабатывается национальная концепция развития непрерывного образования, которая определяет необходимые и наиболее действенные механизмы оценки качества образовательных программ с опорой прежде всего на работодателей и соответствующие профессиональные сообщества. Ее основная цель - сделать так, чтобы повышение квалификации и непрерывное образование были четко интегрированы в карьерные траектории сотрудников бюджетных учреждений и госслужащих. Предполагается создать для работодателей больше возможностей и даже стимулов инвестировать в повышение квалификации своих сотрудников. Начнется активное внедрение кредитно-модульных технологий, будут созданы регулярно обновляемые отраслевые рейтинги вузов.

В ведущих вузах нормой станет использование механизмов оценки преподавателей с привлечением международного научного сообщества и с ориентацией на показатели международной публикационной активности, а также механизмов прекращения контракта с преподавателями, не ведущими исследовательскую деятельность на глобально конкурентоспособном уровне, а также с руководителями, не обеспечивающими условия для такой деятельности.

Поэтому медицинским образовательным и научным учреждениям уже сегодня следует отразиться в зеркале национальных и международных баз цитирования и разработать стратегии наукометрической визуализации. В ФГУ "ЦНИИОИЗ" разработана методология формирования такой стратегии, оказывается консультационная поддержка деятельности соответствующих подразделений вузов и НИИ, направленной на увеличение публикационной активности этих учреждений.